Close

Еще не зарегистрировались? Регистрируйтесь и в путь.

lock and key

Войти

Login

Забыли пароль?

Volvo Ocean Raсe 1977 -1978

Volvo Ocean Raсe 1977 -1978

HistoryАвгуст 1977 – март 1978. Кейптаун – Окленд – Рио де Жанейро – Портсмут
Август 1977 год. Спустя только четыре года после первой гонки трофей Whitbred стал одним из более желанных среди яхтсменов. На этот раз учавствовало 15ть яхт со 168 членами экипажа на борту, которые представляли 12ть стран. В их числе был победитель Whitbred 1973 Рамон Карлин, мексиканский миллионер. Как и в первой гонке старт наблюдали тысячи зрителей как на берегу, так и на яхтах, паромах, лодках.
Чей Блит отдал своё место во главе GB2 конкуренту по первой гонке Робу Джеймсу. Появились и новые соперники на Flyer со шкипером Корнелиусом Ван Ритухотеном и Heath’s Condor , которая была специально подготовлена к гонке Робином Нокс- Джонсоном и Лэсом Уильямсом, которые сделали ставку на революционно новую карбоновую мачту, которая должна при максимальной скорости на сильных ветрах иметь привилегию около 27000 Нм по курсу гонки.
В их экипаж был зачислен высокий , блондинисты и агрессивный Киви,- Питер Блейк, который ходил с Лэс на Burton Cutter в 1973 году и который уже в возрасте 29 лет был признан чрезвычайно талантливым на любом судне в любых водах.
В этой гонки впервые в записи капитана выступала женщина. Клэр Фрэнсис из Великобритании привлекала большое внимание людей – наблюдателей на протяжении 1976 года, когда участвовала в одиночку в трансатлантической гонке на своём Swan 65.
ADC Accutrac, в её экипаж вошли ещё 2 женщины и их команда рассматривалась как сильный соперник. Фрэнсис была первой выделяющейся из ряда небольших англичанок, а за ней и Трэйси Эдвардс и Эллен Макартур, которые втечении ближайших 30ти лет будут блистать в замечательных новых путешествиях в международных парусных гонках.

1й этап гонки.

Втечении нескольких часов экипажи на Heath’s Condor и ADC Accutrac усердно латали спинакера, которые надорвали во время манёвров на открытии гонки.
Но 20ть дней спустя, столкнувшись с серьёзными ветрами, после прохождения через депрессивные состояния, ситуация на Heath’s Condor вдруг стала критической.
С оглушительным грохотом, новая карбоновая мачта треснула чуть выше краспиц.
Какое-то время весь экипаж был в полном недоумении что произошло.. те, кто был внутри поднялись на палубу, дабы посмотреть что происходит.. Ии.. о, ужас, они не верили своим глазам, они были в полной растерянности.. Весь труд, вложенный в постройку яхты, долгое время подготовок, все надежды, всё рухнуло в одну секунду.. А ведь у них был шанс добраться до Кейптауна на первое препятствие, или даже вовсе прийти туда первыми. Это всё были реальные шансы, но они в это время лежали в запутанной куче на палубе.. Пострадавших не было, но Heath’s Condor покинула гонку и сразу направилась в ближайший порт Монровия, около 400 км на западном побережье Африки, где они провели 12ть суток, чтобы заменить углеродное волокно мачты с алюминиевой версии и добыть местных продуктов питания, которые после 2х дней по возвращении на гоночную дистанцию взяли реванш в уничтожении почти все члены экипажа. Однако в последствии все были с сильными пищевыми отравлениями.
После избегания опасности на Долдрамс со здоровым руководством, Flyer пустился в порт Кейптаун, чтобы выиграть время. Всего 2 часа позади , после 38 дней гонки была яхта Kings Legend. Шесть дней спустя 12ть лодок благополучно пришвартовали в Королевском Кабо яхт-клубе к трём другим, которые были первыми в преодолении всех препятствий.

2й этап гонки.

В этот раз 2й этап гонки организаторы устроили в пользу Окленда, который находиться ближе к предательско- ледяным водам Южного океана.
Буквально через неделю после начала гонки по флоту было дано предупреждение, о том, что температура снизилась и тонкие слои льда начали формироваться в айсберги.
Джон Риджуэй с Debenhams по-прежнему шёл на юг, в надежде получить одну из ведущих позиций, однако через несколько дней он был окружён льдом и айсбергами. В связи со свирепо сильным штормом ситуация приобрела подавляющий характер. Debenhams отказалась от всякой надежды на призовые места, когда Риджуэй озвучил команду: «все руки на палубу!» при этом сходя с курса и выбирая опасный маршрут, в то же время уверяя, что он вне опасности.
На яхте GB2 отоплени застыло на месте, когда газ перестал испаряться в нагревателе. Джон Дин использовал свой шлем от мотоцикла для согрева головы и предотвращения травм от падающих льдинок. Руки и ноги у экипажа были онемевшими от холода, у Ван Ритшотена обморозились ноги.
Помимо этого, по среди океана, у экипажа яхты Kings Legend были обнаружены серьёзные проблемы течи в районе румпеля. Ближайшим яхтам была поднята тревога о рассмотрении планов спасения экипажа в случае, если течь усилится , однако через пару дней сообщили, что в помощи не нуждаются.
На финише этапа лодки пришвартовали, членов экипажей накормили различными вкусными блюдами, как основным фактором для поддержания морального духа экипажей.
Как Нокс –Джонстон угрюмо вспоминал : «Впринципи у нас на завтрак обычно каша или мюсли или яишница . На обед может быть либо суп либо пудинг, ужинаем тем же. Иногда подаётся на палубу чай или кофе всем, кто оказался в этот момент рядом. Также иногда горячие напитки были в ассортименте например кофе с молоком или без сахара или с сахаром, кто как хотел или чай, или что-то другое. И все были очень благодарны поварам за это».
1й визит в Окленд оказался успешным, полная программа социальных мероприятий, официальных и не официальных, целый ряд средств для экипажей для работы на своих лодках в рамках подготовки к следующему этапу на мыс Горн в порт.
Яхтсмены пытались убедить организаторов продлить остановку, что бы сили яхтсменов восстановились и риски были минимальными.

3й этап гонки.

Выход на третий этап гонки состоялся на 2й день рождества, с похмельем и дикой свалкой во враждебных водах.. контроль над судами и уймой зрителей в гавани Окленда был небольшой и царил своеобразный хаос.
Экипажи отмечали Новый Год с ледяным тортом, шампанским и весельем, однако вскоре разгулялся сильный ветер. Согласно данных журнала он дул около 45 узлов, когда произошёл мощный удар.. лодку кинуло на правый борт. Однако она быстро стала в прежнее положение, но в каком виде.. Всё содержимое : таблицы , диаграммы, карандаши, тетради и книги по навигации, барометры – всё пришлось выкинуть в туалет, т.к. ящики для батарей разбили пол и напольная доска вылетела, гаечные ключи, отвёртки, консервы были везде…
13 ноября , после полудня на Heath’s Condor Билл Авраам после уборки в носовой части яхты поднялся на палубу, но вдруг поднялся сильный ветер и его нога запуталась в брасах и его выкинуло за борт, кто-то пытался распутать, кто-то бросил спасательный круг, что бы он смог держаться, спинакер был в воде, однако лодка быстро двигалась по энерции и Билл оставался позади яхты, нескольким членам экипажа была дана команда не спускать глаз с жёлтого дождевика Билла. Блэйк попробовал включить мотор, что бы привести лодку к ветру, но винт не запускался из-за долгого не использования, в то время как Билл оставался всё дальше и дальше, место его пребывания можно было определить лишь по стае птиц круживших над ним, также как они витают над погибшими.
Однако Блэйку всё же удалось завести двигатель и лодка двинулась в направлении Билла , она остановилась и трое членов экипажа начали вытягивать 95ти килограммового шотландца из ледяной воды на палубу. Его раздели, укутали в сухое одеяло и дали выпить много брэнди, однако ему становилось всё хуже.. но к счастью на борту оказался молодой врач Дэвид Диксон, он вернул Билла к жизни спустя несколько часов, но у него наблюдались сильные ушибы вокруг талии и ног,что могло означать разрыв кровеносных сосудов и врач решил, что без квалифицированной помощи ему не обойтись. И он попытался связаться с GB2 , но они не отвечали. Спустя 8 часов они «бесцеремонно» ответили, что были заняты либо спали, но обошли их на значительное расстояние.
В качестве компенсации, Боги благословили оставшуюся часть пути в Окленд хорошей погодой и 25 ноября Heath’s Condor пересёк финишную линию Уэйтсматской гавани, где Блэйк пришёл первым в родной город и получил бурное приветствие.
31 час спустя GB2 пришёл вторым. Kings Legend обошли Flyer а 33Export пришли 5ми хоть и выигрывали на препятствиях 8 часов.
На других яхтах сила бури вынудила рулевых носить очки, откачивать воду и заделывать трещины в корпусе, что заняло у них четверо суток работы.
Было очень тревожно т.к. ситуация была на грани критической, и никто не знал насколько эта проблема будет ухудшаться. Ещё более тревожной стала ситуация , когда они осознали, что находились за тысячи миль от ближайшего порта и в турбулентной зоне теперь уже Южного океана. Но они работали насосами и мужественно продолжали гонку.
Нарастающие переживания среди семей и друзей участников гонки убедили организаторов экипажей создать офис управления гонки в Портсмуте, для того, что бы информация о них была известна круглосуточно. Добровольцы сообщали свежие новости, отмечали позиции на диаграмме, отвечали на телефонные звонки, и отсылали сообщения.
Это нововведение обрело большую поддержку со стороны Средств Массовой Информации и ряда последователей, которые убеждались на сколько интересен и опасен может быть яхтинг вокруг света, особенно с угрозой на надвигающегося опасного и неизбежного мыса Горн.
Тем временем в эфир была высвечена неправильная строка, в которой вместо слова «Невозможно»было высвечено«Дисквалифицировано» о яхте Pen Duick6, весть успела дойти до всех создавая, путаницу среди флота и огромный скандал во французском СМИ, которые думали, что их национальную сборную засудил гоночный комитет.
Что касается продолжения гонки, то GB2 первыми обогнули Мыс Доброй Надежды, по пути столкнувшись с несколькими крупными айсбергами. Flyer был невдалеке. В ослепительную метель , 18 января, большая часть флота благополучно прошла вокруг Горна и направилась в Рио.
Продолжение драмы наступило на 33Export , когда вдруг у них в Южной Атлантике порвался спинакер и вода хлынула через палубы, а матросу Эрику Летроснэ прибило ногу вплоть до перелома кости, пришлось вызвать неотложную медицинскую помощь, и он попал в больницу через судно в Рио –де- Жанейро.
28 января GB2 пересёк линию в РИо на пол часа раньше, чем Heath’s Condor. С исправленным временем Gauloises2 выиграла и Flyer стал вторым. Табарли на Pen Duick6 прибыл в Рио несколько дней спустя, однако уже стало ясно, что почётного места он не займёт. Комитет предложил им вернуться в Портсмут вне гонки, поначалу они отказались, но после всё же ушли.

4й этап гонки.

В Рио было много карнавалов и танцев, однако всё это нужно было прекратить т.к. впереди был последний этап гонки и нужно было основательно подготовиться к переходу через Атлантику. В некоторых экипажах произошли замены в силу психологической несовместимости команды, что очень важно для хорошей работы экипажа. На Heath’s Condor снова были проблемы с обогреванием. А яйца купленные в Рио оказались заражены личинками, и по приказу шкипера Нокс-Джонстона была организована полная чистка яхты, вплоть до спальных принадлежностей, которые остались почерневшими и пропахшими грилью.
« Жизнь на борту очень приятна, но немного скучна» — сообщил Жерар Дэйкстры из Flyer , который был намного дальше впереди остальных яхт флота. Когда флот прибыл в Английский канал, погодные условия внезапно изменились. Море стало штормить силой в 9 – 10 баллов.
На Flyer спинакер разорвало ветром на куски и они сбились с курса. Однако Корнелиус Ван Ритухотен быстро встал на прежний курс. После они были поражены другим шквалом в 55 узлов, который толкал их в сторону берега. И вот в присутствии тысяч зрителей на расстоянии 200т ярдов до финиша появился Flyer, он нёсся в бейдевинде и пересёк линию финиша с решительным отрывом в 58 часов победы на препятствиях. Его прозвании «Flying Dutchman» , что в переводе означает «Летучий Голландец», т.к. капитан лодки был голландецем.

PostScriptum:
Как правило, степень увеличения продаж интернет магазина напрямую зависит от того на сколько эффективно была произведена раскрутка интернет магазина в свое время. Чтобы не прогадать в этом вопросе, заходите на seo-marketing.ru.



Ответить